October 14th, 2014

Конвенции ООН против коррупции

Говорите профессоров-маразматиков не бывает?? Еще как бывают. Почитайте этот бред целого профессора заместителя начальника Управления Президента РФ по вопросам противодействия коррупции В.И. Михайлова, который выступил в "Высшей школе государственного управления" с публичной лекцией на тему "Дураки все те, кто поддерживает ратификацию 20-й статьи".

Оригинал взят у olegdr в Конвенции ООН против коррупции

Посетил сегодня публичную лекцию заместителя начальника Управления Президента РФ по вопросам противодействия коррупции В.И. Михайлова.
Тема: «Ратификация статьи 20 Конвенции ООН против коррупции: борьба с коррупцией или имитация».


«Маша смотри, мы тут, мы пришли, не забудь нас отметить» . - переходя на крик, через весь актовый зал пытались достучаться до старосты опоздавшие на полчаса студенты. Да вижу я, садитесь уже … - нервно ответила староста и вернулась к чтению сообщений на телефоне.
А в это время лекция о «Ратификация статьи 20 Конвенции ООН против коррупции» подходила к своему завершению. Заполненный на ¾ актовый зал вяло реагировал на все новые тезисы о том, что данная норма чужда нашему правовому институту, не вызывали отклика ни тезисы, о том, что это абсолютно политизированная норма, ни истории о сбежавшем в Японию Фухимори.
Атмосфера сна и безразличия окутала аудиторию.
И под эти неспешные посапывания Михайлов доносил до нового поколения студенчества свою позицию по отношению к «ратификации» 20 статьи.

Тезисы выступления.

Во-первых, данная статья никакого отношения к воровству и коррупции не имеет. Она абсолютно с ней не борется. И если я будучи чиновником украду большую сумму денег, то мне труда не составит спуститься в метро и купить «свидетельство о наследстве». И я вновь буду невиновен.

Во-вторых, данная статья появилась не из желания или чьей-либо позиции победить коррупцию, а только из-за настойчивой позиции ряда государств Южной Америки (в первую очередь Перу). А значит она основывалась на сугубо политических, внутренних движениях одной страны.
Был в Перу президент, японец по происхождению, вот путем различных интриг его вынудили уйти с поста и сбежать из страны. Но даже после побега было тяжело доказать его участие в коррупционных сделках. Вот и придумали такую схему. Так что это просто политика.

Третье. Обратимся к Уголовному кодексу. Незаконное обогащение не может быть основанием уголовной ответственности. Так как уголовная ответственность наступает только за деяние, а незаконное обогащение это результат, а не деяние.

Четвертое. «Бремя доказывание, которое ложится на чиновника, не согласуется с Конституциями ряда государств»

Пятое. Вопрос законодательного регулирования не должен стоять на первом месте. Мы должны заниматься повышением уровня культуры, просветительской работой это первично.

Шестое. Ну вот вам делают подарок. Вы что откажитесь? Конечно нет? Так почему эта статья не трогает того, кто дает подарок. И вообще не стоит забывать, что дарение это не уголовное преступление, а гражданско-правовая сделка. У вас же были случаи, что нельзя отказаться от подарка. Были. А ведь отказ от него это смертельная обида для дающего. Нужно просто формировать «культуру подарка», а не вписывать их в чуждые нам стандарты поведения.
Вы все видите на примере арабского мира, ближнего зарубежья к чему приводят попытки навязать стандарты поведения, которые не принимаются гражданами.

Седьмое. Российская Федерация ратифицировала Конвенцию Федеральным законом от 8 марта 2006 г. N 40-ФЗ в полном объеме без каких-либо изъятий. Уже только по этому одному основанию все разговоры о необходимости ратификации ст. 20 Конвенции беспочвенны. Изъятие статей возможно только в виде оговорки. Оговорок Россия не делала, а значит она действует в полном объеме. Вместе с тем в Законе о ратификации имеется заявление, необходимость которого обусловлена тем,что Конвенция предписывает государствам выбрать способы реализации положений о юрисдикции,правовой помощи и международном сотрудничестве в целях конфискации. В данном заявлении содержится перечисление статей, среди которых ст. 20 Конвенции не называется. Внесение изменений в это заявление невозможно.

Справедливости ради, отметим, да Россия сделала заявление, в которой не указала данную статью. Но помимо нее там не были указаны и другие статьи. Так почему же наши общественники говорят только о 20-й статье. А о других молчат. Выходит здесь есть какие то еще спекуляции и скрытые интересы.

Восьмое. Статья 20 Конвенции требует от участников всего лишь рассмотреть
возможность принятия.
Мы это сделали. И по результатам рассмотрения был сделан вывод о несоответствии положения ст. 20 Конвенции Конституции Российской Федерации и ее правовой системе.

Применительно к сфере уголовной ответственности в ст. 49 Конституции РФ закреплена презумпция невиновности, т.е. обязанность по доказыванию вины в совершении противоправного деяния возлагается на соответствующие государственные органы.
Действия, в результате которых могут образоваться такие активы (хищения, злоупотребление и т.д.), уже криминализованы.
Задачу ответственности за незаконное обогащение также решает закрепление в Уголовном кодексе Федеральным законом от 4 мая 2011 г. N 97-ФЗ уголовного наказания в виде кратного штрафа за коррупционные преступления.

Девятое. ст. 20 Конвенции не включена в национальное законодательство многих
государств в связи с тем, что, положения этой статьи не согласуются с презумпцией невиновности или не подходит правовой системе (США, Дания, Бельгия, Швеция, Финляндия и другие ).
По сути Китай, единственная страна в мире, где в полном объеме действует данная статья.


ПС: лекция длилась всего около часа. По ее итогам был задан только один вопрос, что казалось немного удивительным, учитывая высокий общественный интерес к заданной тематике.